Тунис
Тунис :: Tunisie.Ru
На главную страницу сайта
Мы рекомендуем
Новый сайт Инфоцентра Tunisie

Mahdia.Ru - отели, туры

IT Digest - Mac OS X hints, program tools and languages

Opossum.SU - Кто такой ОПОССУМ?

Tunisie.SU - Тунисская социальная сеть

Фотосток, фотобанк, фотогалерея fRee gallerY




Словари
Все словари
Русско-арабский разговорник
Арабские числа

Счетчики
Рейтинг@Mail.ru

SpyLOG

Rambler's Top100


Наш рейтинг сайтов
Рейтинг разделов сайта

Тунис
Общая информация
ТВ, радио Туниса
История Туниса
Погода
Климат
Карты
Тунисцы
Россия в Тунисе
Работа в Тунисе
Природа
Тунисская кухня
Тунисская музыка
Юмор

Тунис для туристов
Общие рекомендации
Города, курорты
Лучшие отели
Талассотерапия
Расписание авиарейсов
Погода
Климат
Этого делать не стоит!
Обмен валюты
Аренда автомобиля
Туризм в Тунис
Новости туризма

Новости, статьи
Темы новостей
Новости (по датам)
Новости на PDA
Рейтинг новостей
Статьи
Добавить новость

Общение
Тунисский Форум
Старый Форум
Личные сообщения
Список пользователей
Обратная связь
Тунисские опросы
Журналы пользователей

Содержание сайта
Фотогалерея
Музыка
Ссылки
Файлы
Размещение рекламы

Тунис on-line
Погода
ТВ, радио Туниса
Курс динара

Реклама

Пользователи
Добро пожаловать Anonymous


Логин

Пароль

 

Зарегистрировались

 · Сегодня

0

 · Всего

18571


Новые пользователи
 01:Sep 18, 2018idudigyha
 02:Oct 21, 2017elacehu
 03:Oct 11, 2017RobertDiumN
 04:Oct 10, 2017ScottPar
 05:Aug 11, 2017MerlinPat

Посетителей онлайн

 · Гостей (100%)

20

 · Членов (0%)

0

 · Всего online

20


Больше всего посетителей было

 · Всего

1153

 · Членов

6

 · Гостей

1147


Серверное время
 · Время

08:09:27

 · Дата

26/02/20

 · Час. пояс

GMT + 0


Наполнение сайта
Добавить статью, новость
Добавить ссылку
Добавить файл
Добавить фото
Разместить рекламу

 
clandestine-force
Русская община в Тунисе




Страница: 2/11

БЕЖЕНЦЫ

Со свойственной всем русским эмигрантам склонностью апеллировать к библейским символам, участник североафриканской эпопеи офицер Владимир Берг, в своих мемуарах передает настроение людей, когда вынужденное путешествие в Африку русские сравнивали с бегством Христа в Египет[13].

На самом большом корабле – линкоре «Георгий Победоносец» была церковь. Здесь же устроили школу, в которой занималось около 60 детей. В другом лагере – Надоре занималось 50 человек. Впоследствии, часть детей забрали родители, произошло воссоединение разрушенных, потерянных в результате эвакуации семей, 11 детей-сирот удалось устроить в закрытые учебные заведения Франции и Бельгии[14]. Среди беженцев было свыше 500 студентов вузов и свыше 100 окончивших средние учебные заведения. Для помощи в продолжении образования беженцы организовали Союз русских студентов в Северной Африке, который в сотрудничестве с другими подобными орга­низациями помогал устраиваться на учебу. Эта деятельность дала ощутимые результаты. Русская молодежь влилась в студенческую среду Франции, Бельгии, Чехословакии. В разделе «Из жизни эскадры и лагерей», в самиздатовском «Морском сборнике» сообщалось: «14 марта уехали в Прагу в высшие учебные заведения 30 гардемарин·, 22 офицера и 36 студентов. Всем выдано штатское платье»[15].

Прибывший флот сумел обеспечить достаточно высокое медицинское обслуживание не только своей колонии, но и местного населения. Русская врачебная помощь оказывалась в военных лазаретах в Сиди-Абдалл и в Карубе до весны 1922г. В лагере Руми был организован лазарет силами Красного Креста русским медицинским персона­лом. До осени 1922г. на морском транспорте «Добыча» функционировала операционная[16]. Для помощи заболевшим и временно потерявшим трудоспособность создали больничную кассу.

Конечно, все русские, в первую очередь, были связаны с флотом и корпусом. Поэтому в зависимости от французской политики в отношении беженцев, происходил процесс миграции в другие места. Капитан 2-го ранга Н.А. Монастырев в своей книге «В Черном море» писал: «Лишь начались работы по строительству лагерей, многие отправились на берег, несмотря на то, что зарплату предлагали маленькую... Власти озаботились поисками работы для беженцев, а те искали ее со своей стороны, поскольку в самих лагерях жизнь им не нравилась. Быстро эти лагеря опустели, и вскоре остались в них лишь женщины, дети да инвалиды»[17].

Всеславянский календарь, издававшийся в Праге, в 1926 году дает такую информацию о населенных пунктах в Тунисе, где размещались русские: Айн-Драгам, Монастир, Табарка, Бен-Негро, Джебель-Кебир, Сфаят, Джебель-Джеллюд, Надор, Сен-Жан, Эль-Эчь, Papa и Руми, Шрек, Ремель[18].

В национальном отношении переселенцы состояли не только из одних этнических русских. В литературе упоминается черкес с Кубани Хаджимет, георгиевский кавалер. Когда он умер, местные арабы-мусульмане похоронили его с почестями на своем кладбище[19]. Среди офицерских жен упоминается одна лютеранка[20].

Об атмосфере царившей в русской колонии Туниса, моральном духе и настроениях писал прибывший вместе с флотом священник: «Чтобы не опуститься в тине жизни... чтобы не спиться от тоски, чтобы не огрубеть от заброшенности пытаются создать спортивные кружки разного рода, кружки для самообразования и т.п. Шевелятся, как могут, барахтаются, чтобы не утонуть в серых волнах. Не сдаются старики: генералы, адмиралы, каперанги и кавторанги несут на своих плечах работы по обслуживанию кораблей, подбадривая молодежь»[21].

О том, как жили в новых условиях, сохранились воспоминания. Для того чтобы легче пережить тяжелые времена, русские стали обзаводиться подсобным хозяйством. Разводили кур, гусей, уток, пока это не стало помехой для образцовой внутренней жизни военного гарнизона. Тогда командующий издал приказ, в котором говорилось о запре­щении находиться беспризорным домашним животным на территории военного лагеря. Создали церкви, причем их было несколько, в разных местах. При церквях занимались благотворительностью, раздали несколько тысяч бесплатных обедов.

Русские дамы, мастерицы по шитью, не только одели весь корпус, но и еще имели заказы от французов и из местного гарнизона.

Один из обитателей русского поселения оставил описание окрестностей: «А за валом поля, полные душистых цветов и травы изумрудной, там пасутся стада белоснежных овец и черных коз, и бредет за ними смуглый пастух, и играет на старинной свирели, как в счастливой Аркадии[viii]... Под откосом горы... русский говор, русская песня. Там деревня «Сфаятская». С десяток белых избушек «мазанок» с черепичной крышей. По дворам бродят жирные гуси, утки плещутся у корыта, пестрые куры водят желтых цыплят, золотые петухи с красной бородкою выкрикивают часы по солнцу»[22].

Тот небольшой досуг, который оставался после постоянных усилий, направленных на выживаемость, заполнялся по-разному. Молодежь занималась спортом. «Два раза был футбольный матч… Оба раза наша команда выиграла у французов», - с гордостью писала местная пресса[23].

Например, адмирал А.М. Герасимов[ix] занимался в Бизерте переводами серьезных трудов немецких и английских моряков о минувшей первой мировой войне. Группа молодых офицеров выпускала литографический журнал «Морской сборник». В одном из номеров этого журнала за 1921г. читаем: «Смутное время нас погрузило в самую глубину национального позора, но мы твердо уверены, что спустя немного – столь же высока будет волна национального подъема»[24]. Редакция сообщала что, на это издание принималась подписка и даже выплачивался гонорар. Тематика публикаций касалась истории флота, были статьи по теоретическим и техническим вопросам и т.д., например, имеются материалы о водном транспорте и состоянии военного флота СССР. Писали новостях флотской жизни в других странах, в Англии, США, Германии и Японии. Велась переписка с местами компактного проживания русских, в первую очередь моряков, в других регионах. Чудом, сохранившиеся единичные номера, этого уникального издания передают интересные сведения о русской жизни. Так в одном из номеров читаем: «По приказу Главнокомандующего в память о пребывании в Тунисе учредили Черный железный крест с белыми эмалевыми краями, вверху дата – 1920, внизу – 1922, в середине надпись лагеря, для флота – «Бизерта». Крест прямоугольный»[25].

Говоря о культурной жизни русской колонии в Тунисе, необходимо указать на то, что из всех североафриканских эмигрантских общин, она была самая плодотворная. Здесь создавались оригинальные мемуарные произведения. Например, офицеры флота Владимир Берг и Николай Кнорринг создали произведения, соответственно первый — «Последние гардемарины» и второй — повесть «Сфаят». Поэтесса Ирина Кнорринг[x] писала стихи, вышло несколько ее сборников, в том числе и в России, после возвращения на родину. Позволю в качестве иллюстрации привести здесь одно из ее стихотворений из т.н. «Беженских тетрадей».

БЕЖЕНЦЫ

Мы пришли умирать.
Из холодных снегов, обагренных в крови,
Унесли мы глухие терзанья свои...
Мы устали и жить, и мечтать...
Счастье наше давно прожито.
Окружающий мир нам и глух, и далек.
Мы лишь тени былого, Мы жгучий упрек...
Но кому и за что? Мы страдаем одни...
Мы устали от злобы, обид и борьбы,
Мы остались одни
Среди гордой толпы
В наши злые, предсмертные дни.
Мы устали томиться и ждать.
Нам остались проклятья, да вещие сны...
Из холодных снегов
В край цветущей весны
Мы пришли умирать[26].

Предыдущая страница Предыдущая страница (1/11) - Следующая страница (3/11) Следующая страница
All logos and trademarks in this site are property of their respective owner. The comments, photos are property of their posters, all the rest © 2001 - 2012 by Tunisie.Ru Infocentre
Открытие страницы: 0.98 секунды