Тунис
Наш новый сайт: Tunisie.cc
На главную страницу сайта
Мы рекомендуем
Новый сайт Инфоцентра Tunisie

Mahdia.Ru - отели, туры

IT Digest - Mac OS X hints, program tools and languages

Opossum.SU - Кто такой ОПОССУМ?

Tunisie.SU - Тунисская социальная сеть

Фотосток, фотобанк, фотогалерея fRee gallerY




Словари
Все словари
Русско-арабский разговорник
Арабские числа

Счетчики
Рейтинг@Mail.ru

SpyLOG

Rambler's Top100


Наш рейтинг сайтов
Рейтинг разделов сайта

Тунис
Общая информация
ТВ, радио Туниса
История Туниса
Погода
Климат
Карты
Тунисцы
Россия в Тунисе
Работа в Тунисе
Природа
Тунисская кухня
Тунисская музыка
Юмор

Тунис для туристов
Общие рекомендации
Города, курорты
Лучшие отели
Талассотерапия
Расписание авиарейсов
Погода
Климат
Этого делать не стоит!
Обмен валюты
Аренда автомобиля
Туризм в Тунис
Новости туризма

Новости, статьи
Темы новостей
Новости (по датам)
Новости на PDA
Рейтинг новостей
Статьи
Добавить новость

Общение
Тунисский Форум
Старый Форум
Личные сообщения
Список пользователей
Обратная связь
Тунисские опросы
Журналы пользователей

Содержание сайта
Фотогалерея
Музыка
Ссылки
Файлы
Размещение рекламы

Тунис on-line
Погода
ТВ, радио Туниса
Курс динара

Реклама

Пользователи
Добро пожаловать Anonymous


Логин

Пароль

 

Зарегистрировались

 · Сегодня

0

 · Всего

18572


Новые пользователи
 01:Feb 28, 2021anetaslimak
 02:Sep 18, 2018idudigyha
 03:Oct 21, 2017elacehu
 04:Oct 11, 2017RobertDiumN
 05:Oct 10, 2017ScottPar

Посетителей онлайн

 · Гостей (100%)

56

 · Членов (0%)

0

 · Всего online

56


Больше всего посетителей было

 · Всего

1153

 · Членов

6

 · Гостей

1147


Серверное время
 · Время

18:51:44

 · Дата

14/05/21

 · Час. пояс

GMT + 1


Наполнение сайта
Добавить статью, новость
Добавить ссылку
Добавить файл
Добавить фото
Разместить рекламу

 
clandestine-force


Россия в Тунисе ''Я был последним, кто поднимался на корабли, погибающие в изгнании''
Разместил: Olegiv 02/07/2004
Внесенное Olegiv

В Россию из Франции доставлены уникальные архивные документы и картины, которые передал в дар Российскому фонду культуры Александр Плотто. Сын и внук русских морских офицеров, он более полувека посвятил сбору документов по истории русского флота. Среди переданных раритетов - дневниковые записи участников обороны Порт-Артура в 1904 году и коллекция фотографий черноморской эскадры, по приказу генерал-лейтенанта Петра Врангеля выведенной из Севастополя в 1920 году и нашедшей свое последнее пристанище в тунисском порту Бизерта. Своими воспоминаниями Александр Плотто поделился с Еленой Чавчавадзе, руководителем президентских программ Российского фонда культуры.

'Всерел на останки русских кораблей'
В ноябре 1920 года, когда я был еще младенцем, мои родители вместе со ста пятьюдесятью тысячами русских эвакуировались из Севастополя. Вывезенные из Крыма генерал-лейтенантом Врангелем сухопутная армия и мирное население - беженцы, доплыв до Босфора, вышли на берег и расположились в лагерях Галлиполи и Лемноса. А русский флот, реорганизованный в эскадру, доплыл до берегов Северной Африки и навеки остался в порту тунисского городка Бизерта, бывшего тогда французской военно-морской базой. Так, в Бизерте появилась русская колония: это были моряки русского флота и их семьи.

Все свое детство и отрочество я смотрел на останки русских кораблей, ржавевших на стоянке бизертского порта. Кладбище русских кораблей на французской военной базе, расположенной в Тунисе, - одно из самых печальных впечатлений моей жизни. Ребенком я нередко доплывал до полузатонувших линкоров и крейсеров. Плавать туда было запрещено, поэтому это место особенно манило меня. Вода вокруг сильно пахла ржавчиной, плавать среди этих величественных и жалких покойников было жутковато, но заманчиво: я вскарабкивался на ржавые корпуса, спускался в трюмы и подбирал какие-то дощечки с русскими надписями. Ныряя, я проплывал вдоль бортов, обросших водорослями и колониями огромных мидий. И воображал себя морским офицером. В мечтах моих не происходило революционной трагедии: русский флот был по-прежнему могуществен, и я служил на одном из этих кораблей. Так, в детстве я в мыслях своих восстанавливал историческую справедливость. Я был последним русским, кто поднимался на корабли русского флота, медленно погибающего в изгнании.

'Многие занимали у знакомых по пять франков, потому что не на что было купить даже макароны'
В Бизерте русские корабли появились потому, что французские власти взяли эскадру в качестве залога. Дело в том, что Франция была основным «кредитором» Белого движения. Между Врангелем и французским правительством на этот счет существовал определенный договор, согласно которому часть русских кораблей была продана, а часть - уже позже - пошла на слом. Какие-то средства от продажи судов согласно договору были переданы в помощь русским беженцам.

Русская эскадра в Бизерте просуществовала до рокового дня 29 октября 1924 года, когда в 17 часов 25 минут на ее кораблях были спущены Андреевские флаги. После этого должна была произойти передача эскадры советскому флоту. Однако этого по ряду политических причин так и не случилось: в частности, против передачи эскадры Советам выступил французский сенат. Переговоры затянулись, и, в конце концов, возвращение кораблей было окончательно сорвано. Прошло еще шесть лет. В 1930 году французы приступили к разборке некогда грозных и величественных, а теперь окончательно обветшавших кораблей Русской империи.

Но до октября 1924 года русская эскадра была жива, на каждом корабле служила своя команда русских моряков. Правда, французы, которые помогали эскадре финансово, все время требовали сокращения ее личного состава. В итоге из прибывших с эскадрой в Бизерту пяти тысяч моряков к 1924 году на кораблях осталось всего несколько сотен. Тысячи русских моряков, оставшись без моря, были разбросаны по всему Тунису. Очень многие из них переквалифицировались тогда в топографы и землемеры. Даже контр-адмирал Михаил Андреевич Беренс, последний командующий белой русской эскадрой, служил топографом в каком-то тунисском бюро.

Как жила русская колония в Бизерте? От того, что городок этот был французским военным портом, русские моряки там были приняты очень хорошо. Конечно, все понимали, что русским приходится тяжело. Например, моя бабушка, бывшая севастопольская градоначальница, чтобы хоть как-то прокормить семью, нанималась штопать и гладить в чужие дома. Среди ее клиентов был морской префект Бизерты. Она с утра приходила в его дом, в прачечную, там сидела, штопала, делала свою работу. Но если при этом в доме префекта случались званые обеды, она была почетным гостем за столом. Как бывшая жена вице-адмирала и бывшая градоначальница Севастополя. Еще у бабушки моей была одна почетная миссия - мы, дети, над этим всегда хохотали и воспринимали как анекдот. Она в русской колонии числилась самым почетным персонажем Бизерты, удостоенной первой прикладываться к кресту во время церковных служб в местной православной церкви. Тут, правда, у нее был серьезный конкурент, контр-адмирал Ворожейкин, очень важный господин, с большим пузом и всегда выпяченной грудью. Он очень гордился собой и хотел подходить к кресту непременно первым. А моя бабушка, вице-адмиральша, считала, что она выше его чином. Это было такое анекдотичное соперничество. Но обе конкурирующие стороны относились к нему абсолютно серьезно.

Материально, как я помню, мы жили очень тяжело. Мне вспоминается, что в конце месяца многие ходили к знакомым, чтобы одолжить пять франков, потому что не на что было купить даже макароны. Моя бабушка, повторюсь, как могла, зарабатывала немножко денег, потому что не хотела сидеть на шее у моей матери. Отец ушел от нас довольно быстро, еще когда мне было четыре года. Они развелись с моей мамой, и он снова отправился плавать. Он был заядлым моряком. Как я уже говорил, моряков с эскадры все сокращали и сокращали. Нужно было искать работу. К счастью, среди моряков и в их семьях было много музыкантов. Мой отец, например, играл на виолончели, мать играла на пианино. Так было собрано несколько русских оркестров. В то время в Бизерте было много открытых кафе и несколько кинотеатров, где показывали немые фильмы. Там эти оркестры и играли; кроме того, многие русские давали частные музыкальные уроки: по классу пианино, скрипки, виолончели. Публика в этих кафе и кинотеатрах была очень живописная, чисто французская. Это главным образом были военные моряки. В Бизерту довольно часто заходили иностранные корабли. Матросы сходили на берег и вовсю, по-европейски, гуляли. Так вот, когда отец ушел от нас, он поступил музыкантом на пассажирский пароход, который ходил рейсом на Дальний Восток. Он довольно долго так плавал. Потом женился и обосновался на севере Югославии. Когда Тито поссорился со Сталиным и стал выгонять русских из Югославии, отец уехал в Советский Союз. Там, в Краснодаре, он и умер. Мать моего отца осталась в Югославии. Мой дед Александр Владимирович Плотто с ней развелся, женился второй раз. Он эмигрировал не как многие русские моряки в Бизерту, а в Афины. И очень долго прослужил там в Средиземноморском отряде. В то время Ольга Константиновна - королева Греции - очень покровительствовала морякам. Дед мой был знаком с королевой задолго до революции, а мой отец еще в младенчестве играл с королевскими детьми. И вот когда русская армия эмигрировала, Ольга Константиновна позвала к себе всех знакомых русских офицеров, среди которых был и мой дед, который в чине контр-адмирала служил в это время в Константинополе. Он из Константинополя сразу поехал в Афины. Там и скончался в 1948 году.

'Нашему любимому лейтенанту Плотто'
Архив русского военно-морского флота я начал собирать еще подростком, когда жил в Бизерте. Тогда в русской колонии было много молодежи. Мы жили весело, были всякие праздники, и конечно, обязательно справлялись именины, мы ходили друг другу в гости. В этом смысле жизнь в Бизерте была довольно оживленная, в русском духе. Я тогда часто удил рыбу у русского крейсера «Георгий Победоносец». Тогда я знал только то, что это русский корабль, на котором моя семья прибыла в Тунис. Помню, что во время того перехода мы чуть не погибли у берегов Сицилии. Был сильный шторм, стрела крана, который поднимает шлюпки, отвязалась и, раскачиваясь, снесла одну из двух труб «Георгия». Падая, труба убила двух офицеров. Моя мать, вспоминая об этом шторме, говорила: «Я понимаю, почему Бог создал морскую болезнь. Когда чувствуешь, что корабль уже тонет, даже страха нету, хочется только чтобы все это побыстрей закончилось».

Когда мне исполнилось 14, я впервые влюбился. Была такая Ирина Гатенберг. Ее отец, Николай Федорович Гатенберг, был морским офицером. Я бывал у них постоянно. У Ирины была еще сестра, мальчиков в семье не было. Поэтому, наверное, Иринин отец и выбрал меня в качестве собеседника. Он много говорил со мной о русском флоте и привил мне любовь к нему. У Гатенбергов была большая собака, с которой я очень любил гулять. Мы бродили по побережью неподалеку от стоянки русской эскадры. Меня все больше притягивали эти полузатопленные миноносцы. Я смотрел на них и спрашивал себя: «Как это могло случиться?» В то время мне подарили фотоаппарат. И я стал снимать русскую эскадру. Так у меня появилась серия снимков, целая коллекция фотографий русских кораблей. Я расспрашивал русских офицеров, есть ли у них фото русских кораблей и, если они были, переснимал их. Я говорил уже, что собирал дощечки с надписями в трюмах русской эскадры, и они тоже стали частью моей коллекции.

Я очень хотел быть моряком, но у меня не было французского гражданства, и я не имел права поступить во французское морское учебное заведение. Даже школа торгового флота была недоступна для меня и мне подобных. Однако учиться было необходимо, потому что средств к существованию не было никаких. Я выбрал электротехнический институт в Гренобле, который давал диплом инженера за два года. Я влился в большую колонию русских эмигрантов, которые съехались в этот город, где была хорошо развита промышленность, и можно было легко найти работу. В Гренобле были русские частные школы, а кроме того, русская молодежь собиралась в православной церкви. Здесь я сильно улучшил свой русский язык и научился многим русским песням.

Скоро в моем собирательстве материалов о русском флоте наступил перерыв: я женился, родились дети, было уже не до этого. Однако спустя годы я вернулся к делу своей жизни и стал систематизировать свою коллекцию. По моему мнению, сведения о русском флоте дают возможность познакомиться с русской культурой, религией, историей, географией. Если только взять названия русских кораблей, их историю - получается настоящий кладезь знаний о России. Попутно я узнавал подробности о своем роде. Оказалось, что я прямой потомок русских моряков с восемнадцатого века. И в роду нашем было много славных имен.

Я составлял биографии русских моряков с объяснениями всех этапов и ступеней службы этих офицеров. В результате получился целый глоссарий. Кроме того, мне удалось собрать, сохранив русское написание, имена всех кораблей русского флота, с объяснениями того, что какое имя значит. К примеру, «Новик» - это чисто русское слово. Так называли молодежь, которую Петр посылал за границу, чтобы обучать военно-морскому делу. Новики - молодая дворянская поросль, из которой составлено было новое дело, новый флот Петра Первого. Интересно, что корабли на русском флоте назывались сериями, по смыслу. Так что вслед за крейсером «Новик» появлялись корабли «Гридень» и «Рында». Многие уже забыли о том, что гридень и рында - это были молодые служивцы времен Алексея Михайловича.

Забавно: если вы откроете любой словарь, там сказано, что рында - это колокол, в который бьют склянки на кораблях. А на самом деле рында - это был человек, который стоял у трона и его охранял. Рында же, которая отбивает склянки, это исковерканное английское слово (ring - звонок), которое именно в таком виде и привилось на русском флоте.

Судьба подарила мне возможность проследить историю русского флота, я был очевидцем его драмы, знал участников этой драмы, видел, как менялись жизненные обстоятельства русских моряков, оказавшихся на чужбине. Многим из них исход из Крыма казался лишь передышкой после затянувшейся войны. Была надежда, что Андреевский флаг, который продолжал развеваться на русских кораблях в изгнании, вернется в Россию. Не забывайте, что после Февральской революции корабли российского флота подняли красные флаги. Это было мучительно для многих монархически настроенных офицеров. Тем не менее монархистами были далеко не все. Среди русских моряков было и множество наивных идеалистов. Мои родители тоже были такими. Моя мать была немного социалисткой. Она, в сущности, не была против революционных перемен. Таковы были и общие настроения в нашей семье. Мой отец был лейтенантом выпуска 1914 года. Венчались они с мамой уже после Февральской революции. В нашей семье сохранилась большая лента. Матросы преподнесли моему отцу огромный букет красных роз, обвитых красной лентой с надписью: «Нашему любимому лейтенанту Плотто». Понимаете? Матросы лично преподнесли ему этот букет. Когда я смотрю на пасхальные фотографии того времени, лица матросов на них такие добродушные, доброжелательные. А рядом с ними офицеры, командиры... Многие из них в очень недалеком будущем будут зверски убиты на Малаховом кургане... Но когда на корабле, где служил мой отец, были обыски, матросы спрятали моего отца и сказали: «Никаких офицеров у нас на миноносце нет»...

ГАЗЕТА.GZT.RU


 
Связанные ссылки
· Больше про Россия в Тунисе
· Новость от Olegiv


Самая читаемая статья: Россия в Тунисе:
МТС открывает международный роуминг в Тунисе и Намибии


Рейтинг статьи
Средняя оценка: 5
Ответов: 2


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу


Связанные темы

Тунис

Спасибо за проявленный интерес

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.

Тунис :: Tunisie.Ru
All logos and trademarks in this site are property of their respective owner. The comments, photos are property of their posters, all the rest © 2001 - 2012 by Tunisie.Ru Infocentre
Открытие страницы: 0.18 секунды